Меню
Назад » » » Добавить материал

Джанета в закулисье


С легкой руки Джанеты Умалатовой артист может превратиться в старика с носом-крючком, в старуху со сморщенным, словно запеченное яблоко, лицом или в милого персонажа доброй детской сказки. Это ее профессия. Она гример.

– Работа творческая, сродни живописи, только вместо красок театральный грим, а вместо холста – люди. Очень увлекательно, – говорит девушка.

В крупных столичных театрах предусмотрен гримерный цех. В Аварском музыкально-драматическом театре Джанета одна на всю труппу.

– Сложно только на выездах: во-первых, попадаешь в непривычную обстановку, а, во-вторых, работаешь в сжатые сроки. У себя же в театре я как рыба в воде. За два часа полностью собираю спектакль. Важный момент в работе – организованность. Опаздывать нельзя ни в коем случае. Зритель не будет ждать, пока артисту смастерят прическу или наложат грим. Даже если артист придет позже, чем нужно, гример все равно должен успеть сделать все необходимое до третьего звонка.

В театр Джанета Умалатова попала совершенно случайно. Она была визажистом-универсалом в салоне красоты своего родного Избербаша. И вот однажды приходит подруга и говорит: «Слушай, тут знакомые подыскивают в театр гримера, не хочешь попробовать?»

– Сходила, узнала. Предупредили, что придется много ездить. А так как я люблю путешествовать, то сразу согласилась. И сегодня нисколько не жалею. Театр – отдельный мир, со своим укладом, особенной атмосферой, неординарными людьми.

Грим и прически девушка обычно разрабатывает вместе с режиссером-постановщиком. Он предлагает образы, она смотрит, как их лучше претворить в жизнь, чтобы удачно приложить к артистам, учитывая особенности роли, фактуры актера и так далее. В этом ей очень помогают знания, полученные на отделении ИЗО и черчения художественно-графического факультета ДГПУ.

– Главная задача – сделать так, чтобы задумка режиссера была максимально реализована. Мои предложения носят рекомендательный характер.

Несмотря на то, что Джанета, можно сказать, живет в театре, едва ли найдется спектакль, который бы она посмотрела от начала до конца. Разве что отрывки на репетициях. А во время показа ее «зрительское ложе» – за кулисами, где взгляд на происходящее совершенно иной: не действие захватывает, а то, как работают актеры, как образы, подготовленные ею, живут на сцене.

– Я смотрю, как артисты чувствуют себя в гриме, насколько им комфортно. В любой момент надо что-то поправить, помочь, где-то подбодрить. Нервничаю, конечно, и волнуюсь. Случаются и казусы. Помню, как-то летом шел спектакль. Один из актеров на сцене в бороде и в усах. И вдруг усы предательски отклеиваются (из-за жары клей разжижается). Я готова сквозь землю провалиться, но обошлось. Артист не только не растерялся, а быстро сымпровизировав, сыграл свой отрывок до конца, причем сделал это настолько уверенно, что зритель даже не успел смекнуть, в чем, собственно, было дело.

Но не только особенностями жизни театрального закулисья может поделиться Джанета. Уникальность ее творческой судьбы в том, что она еще выходит  на сцену и срывает аплодисменты. К примеру, она задействована в одном из фрагментов спектакля «Предок». Постоянные зрители театра наверняка припомнят хрупкую девушку, исполняющую сиртаки в первом действии, а во втором – чарльстон и венский вальс. Но это еще не все. В этом же спектакле она выступила в качестве хореографа-постановщика. При этом грим всех актеров и свой тоже оставался за ней.

– Ставить танцы режиссер предложил мне совершенно неожиданно. Не так давно в Москве, куда я была направлена как один из гримеров концерта по случаю 2000-летия Дербента, он узнал, что в школьные годы я занималась танцами (с 13 лет ходила в хореографический кружок при Доме культуры). И вот когда режиссер приехал к нам в театр ставить спектакль, он напомнил мне о той нашей беседе и предложил попробовать поставить танцы к спектаклю. Согласилась. Поставила. Это большой опыт для меня – работать в тандеме с режиссером при проработке рисунков танцев, композиций. Рада, что сумела подавить страх и взяться за это дело.

То, как умело девушка двигается, держит спину, говорит о том, что либо она была лучшей ученицей в свое время и поэтому до сих пор каждое па выполняется ею замечательно, либо о том, что она и по сей день танцует. Как оказалось, и то и другое.

– После школы искусств я поехала в Махачкалу поступать в колледж культуры. Отучилась. Вернулась в родной Избербаш работать в Доме культуры. С 2000 года у меня там свой хореографический кружок, где я занимаюсь с детками бальными танцами. Сегодня в городе немало моих выпускников. Приятно слышать от них, что они с теплотой вспоминают то время, когда занимались со мной, выезжали на различные смотры, конкурсы.

– Так, стоп! Гример в Махачкале, хореограф в Избербаше. Я, кажется, запуталась.

– Да нет же, – смеется Джанета. – Все правильно. Когда устроилась в Аварский драматический театр стала жить на два города. На генеральные репетиции, спектакли приезжаю в театр, а все остальное время у себя в Избербаше работаю во Дворце культуры. Я уже привыкла к этому режиму. И мне не в тягость. К тому же, как уже говорила выше, я люблю театр и рада, что мне повезло стать его частью.

Педагог-хореограф, визажист, гри­мер, танцовщица… Столько разных профессий у Джанеты Умалатовой. Как же удается ей примерять все эти жизненные роли одновременно и не сойти с ума? Для девушки в этом нет ничего сложного. В каждой своей профессии она чувствует себя комфортно и уверена, что ей повезло.

– Все мои специальности – одновременно хобби для меня. Так что даже язык не поворачивается сказать, что я работаю.

Завидую белой завистью.
Автор:
Мадина Ахмедова
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar