Меню
Назад » » » Добавить материал

Абдулмеджид Сулейманов: «У меня нет заводов и пароходов»


Ввиду высоких запросов руководства республики, большинство руководителей муниципальных образований Дагестана сегодня оказались зажатыми временными и иными обстоятельствами, не позволяющими им в достаточном объёме репрезентировать свою деятельность и территорию. Тем временем в каждом городе и районе сохраняется целый пласт проблем, которые ещё предстоит решать и о которых необходимо говорить общественности. Руководитель одного из молодых и вместе с тем сложных городов республики, Избербаша, Абдулмеджид Сулейманов согласился ответить на наши вопросы, причём не самые простые…  

– Являясь одним из наиболее инфраструктурно обустроенных по сравнению с другими дагестанскими городами, Избербаш, тем не менее, периодически упоминается в СМИ в связи с земельными проблемами. Чем они, на ваш взгляд, обусловлены?

– На самом деле Избербаш можно считать более или менее благоустроенным городом. Всегда говорят о тех, которые заслуживают общественного внимания и интереса. Если говорят о городе, значит, он интересен кому-то, и есть какие-то процессы, которые влияют на мнение граждан Республики Дагестан..

А что касается так называемых земельных вопросов, они есть, наверное, во всех муниципалитетах Дагестана. Избербаш особенно подвержен всем этим разговорам, так как площадь города – всего 25 кв. километров. Иногда случаются земельные скандалы и даже потрясения, потому что соседний Каякентский район ведёт территориальную экспансию по отношению к избербашскому муниципалитету. Как коренной житель города Избербаша, горжусь тем, что он единственный, который сохранил чистое побережье практически в первозданном виде, в отличие от других приморских городов республики. Мы сохранили доступ граждан к морю и являемся летней столицей Дагестана. Инфраструктура, которая есть у нас на побережье, позволяет нам с оптимизмом смотреть в туристическое будущее города.


– А почему эти земельные скандалы случаются?

– Есть земельные нарушения, затрагивающие интересы всех дагестанцев, а то или иное нарушение в отдельно взятом муниципалитете касается только горожан. И нас возмущает политика соседнего района. Огромное количество земельных участков на берегу моря выделено каякентской администрацией. Нарушаются все законы и нормы. А проверяющие почему-то работают только по отношению к главам избербашской администрации, которые в той или иной степени превысили свои служебные полномочия и стали фигурантами уголовных дел.

 Всё это не по-кавказски, не по-дагестански, не по-мусульмански – желать отдельно взятому физическому лицу что-то плохое. Городская администрация направила письма во все инстанции республики по поводу территориального террора, устроенного соседним районом, территория которого – 660 кв. километров, то есть Каякентский район больше, чем город Избербаш, в 26 раз.

– Абдулмеджид Валибагандович, я правильно понимаю, речь идёт о том, что администрация Каякентского района выделяет участки под те или иные цели людям, которые, по сути, проживают на территории МО «Город Избербаш».

– Конечно. Сегодня я могу назвать себя собирателем земли избербашской. И если бы мы не прессинговали этих владельцев земельных участков, то было бы полное безобразие на самом лучшем побережье республики. Считаю, что самый удобный для проживания в республике – это город Избербаш. И с этим соглашается большинство жителей города. 

– Вы это говорите как патриот, это понятно. Есть и какие-то критерии?

– Конечно. Да, есть у нас ещё город Каспийск. Но у нас четыре преимущества перед ним. Это горы, это федеральная трасса, железная дорога и лучшее побережье в Дагестане. И когда летом другие муниципалитеты достаточно комфортно себя чувствуют, мы испытываем колоссальную нагрузку со стороны туристов, но рады видеть гостей, так как они способствуют развитию экономики города.

– Можете назвать цифры?

– Дело в том, что в Дагестане теневой сектор экономики весьма объёмный. Правильно сказал несколько лет назад глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, что море не приносит нам доходы. Мы хотим наше выгодное расположение города использовать для увеличения налогооблагаемой базы, и сегодня мощно наступаем на граждан, имеющих гостиничный бизнес. Один из приоритетных проектов республики – это «Обеление экономики». Мы не оставим в покое предпринимателя, имеющего такой бизнес, без уплаты соответствующих налогов.

– А это не то, что называется «кошмарить бизнес»?

– Нет. Это не кошмарит бизнес, налогоплательщик должен быть на налоговом учёте. Вот, например, гостиничный комплекс, который получает технические условия. Естественно, мы будем ставить владельцев на учёт и требовать уплаты налогов в городскую казну.

– Понятно. Можно тогда резюмировать первый вопрос вкратце одной фразой: вот эти проблемы земельные, которые в Дагестане есть везде, но особенно остро стоят в вашем городе, за привлекательность которого вы боретесь?

– Очень правильно. Мы уже вначале говорили, что город достаточно привлекателен, и его преимущество именно в том, что он расположен на берегу моря. Это вызывает повышенный интерес у чересчур активных избербашцев и некоторых членов администрации Каякентского района (бывшую администрацию я имею в виду). В распределении земельных участков в нашем городе жители дружественного Каякентского района не участвовали. То есть каякентские учитель, врач, животновод, доярка ни один земельный участок на берегу города Избербаша не получили, а получили крайне активные граждане, которые нашли пути и возможности реализовать свои планы (см. справку на стр. 8-9).


– Говоря о земельных проблемах в Избербаше, ваши оппоненты нередко называют вашу фамилию. С чем вы это связываете?

– Я как таковых своих оппонентов не знаю. Нужно иметь реальную оппозицию, которая может указать на недостатки в работе городской администрации. В нашем случае есть группа заинтересованных людей, имеющих на руках документы, якобы разрешительные, каякентской администрации. Вот именно эта часть населения, естественно, активно будет защищать свои интересы, в том числе коммерческие. Мы не посягаем на другую собственность, на имущество других муниципалитетов, но хотим сохранить свой город Избербаш.

Кстати, они не обращаются в суд, так как знают, что проиграют.

– Каякентская администрация может дать в долгосрочную аренду или продать землю, которая находится на территории Избербаша?

– Как я уже говорил о двойных стандартах, законы работают только по отношению к избербашской администрации. Каякентская администрация выделяет земельные участки  безадресно, просто указывают какой-то район – южнее, севернее и так далее. Эти земли всегда принадлежали городу Избербашу, они должны быть наши. Закон о разграничении, принятый в Дагестане в 2012 году, ясно говорит, кто чем владеет.

– В Каякентском районе идёт строительство рекреационных зон, лагерей?

– Лагеря и базы отдыха там есть, но отсутствует инфраструктура, поэтому повышенный интерес вызывает Избербаш, который благодаря труду многих жителей имеет вид современного города.

– Вы пытались опротестовывать эти решения?

– Мы обратились во все институты правопорядка, ждём их реакции. Ещё один земельный скандал потряс два муниципалитета в 2009 году. У южного въезда в Избербаш жители села Каранайаул сами пришли и распределили между собой участки, выгрузили камень,  не понимая, что указанная земля из одной категории в другую переводится решением Правительства РД. На сегодня это земли сельхозназначения.

– Для чего это делается?

– Это делается для обозначения своей территории, это наша дагестанская болезнь, мы любим огораживать. Несмотря на то что мы все интернационалисты, я считаю, что земельный вопрос с национальным окрасом не даёт развиваться малым городам.

– Избербаш исторически как сложился? Может, где-то там мы сможем найти камень преткновения?

– Я человек немолодой, мне уже 60 лет, я следил за развитием города. На территории современного Избербаша в своё время даже не выгуливали крупный рогатый скот – были болотистые места. В 1932 году основан рабочий посёлок нефтяников, который превратился в город в 1950 году. У города своя территория, она определена не мной, а специалистами.

Мы предлагали жителям с. Каранайаул взаимовыгодный подход к решению этого земельного спора, в котором участвовало большое количество людей. Если бы каранайаульцы развивали сельское хозяйство, извлекли бы прибыль из этого.

– То есть если бы они начали там строиться…

– То они сразу нарушают законодательство. Строиться можно на землях, отведённых для индивидуального жилищного строительства (ИЖС). На землях сельхозназначения, повторяюсь, этого делать законно нельзя.

– В чём претензии эти людей, что они от вас хотят?

– Они не предъявляют мне претензии, потому что не могут их предъявить. К имуществу города я стал иметь отношение только 10 августа 2015 года, когда был избран главой городского круга, а до этого был председателем Собрания депутатов, главой муниципального образования и выполнял в основном представительские функции.

К своим оппонентам обращаюсь: назовите город в РФ (я имею в виду малые города), который был бы лучше, чем Избербаш. Если такой найдётся, я срочно выезжаю в командировку для изучения передовых технологий. Никто такой город не называет. У нас есть большие преимущества перед другими малыми городами, потому что, как говорил русский классик, жить хорошо в провинциальном городе у моря.

– То есть можно резюмировать, что это люди, (оппоненты – «ЧК») которые когда-то были с вами в одной команде, были вашими соратниками, но где-то у вас разошлись взгляды?

– Я заметил одну вещь: в Дагестане не работает пословица «на нет и суда нет». Если дагестанцу сказать «нет», то суд будет, и он будет очень строгим. К сожалению, низкий уровень самосознания, образования, интеллекта и других качеств, которые должны быть присущи современному человеку, приводит к тому, что человек обижается на то, что не вошёл в тот или иной депутатский корпус.

Сегодня в этой оппозиции люди, которые пользовались большими благами, имели возможности. Но почему-то каждый из них считает, что должен быть вечным депутатом.

В своих выступлениях я говорю: у меня нет ничего, кроме совести. В маленьком городе все знают друг друга. У меня нет заводов и пароходов.

– Очень серьёзное заявление. Не будут ли читатели читать и думать: «Да-да, говори, говори, Абдулмеджид Валибагандович, но мы-то все знаем…»?

– Они ничего такого не знают обо мне, что может помешать моей человеческой репутации или профессиональной карьере. Я люблю город Избербаш, и я хочу провести свою старость в нём, это очень важно.

– Вы настолько любите свой город, что свои успехи и себя не видите в отрыве от него?

– Самого себя в отрыве не вижу. Причастен к некоторым позитивным изменениям в городе и к некоторым недостаткам тоже. Критика этих господ – для меня похвала. Если прозвучит критика от здравого, умного человека, я задумаюсь над его словами.

– А бывают у вас такие диалоги?

– В своей работе я постоянно искал учителей за пределами нашей республики, горжусь тем, что мы открыты, и информированность населения достаточно высока. Те методы, которые используем в своей работе, дают возможность любому гражданину иметь реальную картину всех дел в городе. Я принимаю любого горожанина, у которого возникла необходимость встретиться со мной.


– То есть его охрана пропустит без проблем?

– Если я возглавляю городскую антитеррористическую комиссию и при этом не охраняюсь, значит, я активно не выражаю свою гражданскую позицию по отношению к тем недостаткам, которые есть в нашей республике. И глава городского округа, который не охраняется, значит, плохо работает. Но при этом я открыт для любого избербашца, который готов на конструктивный диалог.

– Можете привести несколько примеров личной заинтересованности ваших оппонентов в решении собственных вопросов?

– Так называемые оппоненты никогда ничего конструктивного предложить не могут. Каждым человеком, который оппонирует городской власти, движет коммерческий интерес. И если я блокирую чьи-то строительные намерения, то уже в противостоянии с этим человеком. Для решения собственных вопросов эти люди ведут очень активную деятельность. Сегодня, имея массу недостатков в городе, переживаю, потому что понимаю, что несу ответственность за городское хозяйство. А оппоненты невидимы, так как у них нет веских аргументов против меня и администрации.

– Раз уж мы с вами разговариваем, разговор открытый… есть история с вопросом, который вам задавала аудитория. Возможно, это был провокационный вопрос…

– Я вам сейчас расскажу. Были дебаты, выступления кандидатов в депутаты и депутатов сегодняшнего Федерального Собрания. Один субъект задал вопрос Гаджимету Керимовичу Сафаралиеву  о том, что в городе Избербаше неправильное распределение земельных участков идёт. Но, насколько мне известно, Сафаралиев так же далёк от земельных участков, как я от физики. И этот субъект, который задал вопрос, не планировал останавливаться, за ним последовало бы ещё 99 вопросов. Но, как обычно бывает в Дагестане, друзья вывели этого человека из зала. Я сидел в президиуме и никого выводить не мог в силу своего возраста и положения.

Когда вопрос задаёт человек, у которого 7 гектаров земли в Избербаше и все постановления в Каякентском районе он получил непонятно как, то этим всем давно должны были заняться правоохранительные органы. Кроме того, он претендует на 2 га земли в так называемой рекреационной зоне. Если бы такой вопрос задал врач, простой человек, горожанин, то я, как глава городского округа, ответил бы ему.

– Может, у него всё законно?

– Думаю, что далеко не всё.

– То есть это не такой инвестор, которого бы принимал на сегодняшний день любой глава?

– Любой глава муниципального образования за показатели, за привлечение инвестиций, за то, чтобы люди вкладывали свои деньги в развитие города. Это же хорошо: бюджет, поступление налогов и так далее.

– Что происходит в городе с аварийным и ветхим жильём?

– Всего по городу планируется переселить за 2 года 27 домов. Они признаны ветхими и аварийными ещё в 2006 году. Все эти дома деревянные, в них проживает 271 семья. Всего планируется ликвидировать 13 025 кв. м аварийного жилья. В этом году общая площадь ликвидируемого жилья составит чуть более 6000 кв. м. 

Отмечу, что, в отличие от других муниципалитетов, где проводится эта программа, у нас есть огромное преимущество в том, что дома возводятся в центре города. Думаю, ни для кого не секрет, что горожане в своё время, желая получить дополнительные площади, начали прописывать в своих квартирах родственников. Сразу стоит отметить важный момент: из норм статей № 32, 86, 89 жилищного кодекса РФ следует, что при переселении не предполагается улучшение жилищных условий. По закону семье, выезжающей из аварийки, должны предоставить такое же количество кв. м общей и жилой площади, какими она владела.

То, что касается Неретина Александра Юрьевича, проживающего по адресу ул. Заводская, д. 5, кв. 1, он действительно обращался в администрацию Избербаша о якобы имеющихся нарушениях его прав при переселении из аварийного дома. Неоднократно в город приезжала комиссия из Минстроя РД, а также из Фонда реформирования жилищно-коммунального хозяйства были выписаны предписания по имеющимся недостаткам, которые впоследствии были устранены.

Когда же  Александр Юрьевич был в очередной раз приглашён для решения его вопросов в ЖКХ, он пришёл со своим якобы доверенным лицом, которым, как выяснилось позже, являлся Адаев Магомед Юсупович, в течение долгого времени агитировавший всех переселенцев не переезжать в новый дом, так как он якобы не соответствует его соображениям. В тот же день, когда они вместе с Неретиным были в УЖКХ, господин Адаев вёл себя неадекватно, оскорблял, угрожал, применял физическое насилие по отношению к работникам УЖКХ, в результате была вызвана полиция. Адаев был доставлен в УМВД, где провёл ночь в камере. Наутро, 4 июня 2016 года, решением суда он был освобождён и оштрафован. Поэтому у Адаева были свои цели, и он никак не мог быть представителем Неретина, так как не является юристом, адвокатом или другим лицом, имеющим по закону право представлять интересы Неретина в государственных и муниципальных организациях. Больше добавить по этому вопросу нечего.

– Если говорить о вопросах взаимодействия муниципальной власти и населения, какие проблемы существуют? Что бы вам хотелось изменить?

– Как я говорил ранее, городская администрация Избербаша на хорошем счету по части оказания услуг населению. По примеру Москвы мы имеем передачу «Лицом к городу», где глава городского округа и другие руководители в прямом эфире отвечают на вопросы горожан. У нас есть горячая линия. Власть у нас открыта, информированность населения высока. Я использую практику встреч с трудовыми коллективами и всегда готов встречаться с избербашцами, мне есть что сказать.

Мы практикуем активную работу депутатского корпуса. Ежедневно у нас дежурит депутат Собрания депутатов. Горячая линия позволяет администрации быть в курсе всех дел, любой человек может позвонить, и само наличие линии стимулирует наших работников на более серьёзное исполнение своих обязанностей.

Что касается взаимодействия с населением, моё мнение следующее. Считаю, что для укрепления государственного устройства надо укрепить вертикаль власти. А сотрудники муниципалитетов – это те люди, до которых, как говорит Путин, население должно дотронуться рукой. Но сегодня очень сложно работать с населением, когда разные информационные источники доносят те или иные слухи, те или иные недостатки в работе, имеющие место в любом городском хозяйстве, которые выставляются в соцсетях. У неинформированной части населения может сложиться какое-то неправильное восприятие сегодняшних дел и неправильное отношение к городской власти.

То, что отменили всенародные выборы – это очень плохо, но в то же время в нашем городе мы делаем всё, чтобы люди шли к избирательным урнам. Я считаю, что критика должна быть, но абсолютно конструктивная.

– Но вы же за диалог?

– Я за диалог.

– Ну смотрите... Информационное пространство работает само по себе, независимо от того, принимаете вы в нём участие или нет. Если вы принимаете в нём участие, то вы можете там что-то регулировать. Если будете отстраняться, то это информационное поле само будет формировать ваш образ. Может, просто имеет смысл администрации придумать форматы диалога, которые дают больше возможностей взаимодействия с населением? Тогда была бы конкуренция с деструктивными элементами. Как вы считаете?

– Я считаю, избербашская администрация в своей работе преследует одну цель – быть постоянно открытой. Этого требую я и от своих заместителей, и они моё строгое отношение к себе знают. У нас работает почти идеальная команда, и неуважительное отношение к любому избербашцу с её стороны повлечёт жёсткое и справедливое наказание с моей стороны. Какие-то новые формы и методы дополнительных контактов с населением надо искать. Но вроде бы я в своей практике и так ищу возможность быть ближе. Например, использую ТВ. К сожалению, тут можно привести слова Леонардо Да Винчи: есть 3 разновидности людей – одна видит, другая видит, когда показывают, третья вообще не видит. Если у кого-то есть критика, я открыт и приглашаю вменяемого человека к теледебатам. Ещё раз повторю: вменяемого.

– Вы в Избербаше родились, выросли, учились в школе. Как много людей знаете лично?

– Коренных избербашцев знаю всех. Есть интересная рубрика в дагестанских газетах – «Был такой город». Был такой город – Избербаш, где было 40% русских, жили коренные избербашцы, родившиеся в нашем городе, мы все знали друг друга. Но урбанизация – веяние нашего времени, тем более качество жизни в нашем городе выше, чем в других муниципалитетах – огромное количество людей приехало из сёл.

Я считаю, что люди старшего поколения меня знают все. Что касается молодого, думаю, оно меня достаточно хорошо знает, потому что мы практикуем встречи с молодёжью, со спортивной общественностью, с бизнес-сообществом. Кроме того, имею привычку в воскресенье инкогнито объезжать город с ручкой и тетрадкой, вижу недостатки, записываю в тетрадь. В понедельник некоторые люди подвергаются жёсткой обструкции. Ведь не всегда требуются деньги для наведения порядка, иногда нужен просто человеческий подход.

Кстати, что касается парков, то мы на первом месте в Дагестане по количеству зелёных насаждений, и я горжусь тем, что не срубили ни одного дерева.

– Я как раз об этом хотел спросить: вы не подвержены точечным застройкам?

– Есть у нас некоторые недостатки, но нет такого злостного отношения к экологии и природе, мы бережём свои парки и занимаемся тем, что расширяем парковую зону.

– В республике очень много фактов незаконного строительства. У вас как с этим?

– И у нас это практикуется, к сожалению. Очень трудно объяснить дагестанцу, что его строение здесь не имеет эстетического вида. Александр Бестужев-Марлинский сказал: «Удивительно талантливый народ к разрушительности». Такими он считал дагестанцев. Увы, есть такая категория людей.

– Скажите, трудно противостоять архитектурной вакханалии? Горожанам кажется: ну ты же глава, пойди и скажи «закройте эту стройку». Есть рычаги такие?

– Рычаги есть не только у главы городского округа, они есть у общества. Я в своё время наизусть выучил приказ №903 о работе участковых милиционеров. И по мере возможности мы всегда помогали этому институту земельными участками и другой помощью. Участковый должен быть на страже чистоты и порядка. И когда та или иная стройка появляется, всё должно быть по закону.

Точечные застройки – в первую очередь, участковый должен обратить на это внимание, само население должно обращаться к главе городского округа. Нужен коллективный подход к этим проблемам. У нас очень много таких нарушений.

Что касается земельных скандалов, уголовных дел в отношении некоторых моих коллег. Есть майские указы президента РФ от 2007 года, есть указ о выделении земельных участков многодетным семьям. Всего по стране выделено 80 000 участков. В Дагестане – 2 000. В Избербаше – 500. Но об этом же никто не говорит. Почему нельзя подчеркнуть именно это?

– То есть вы проверяете – это были действительно многодетные семьи?

– Естественно, это всё проверяется специалистами. А что касается тех земельных скандалов, которые сотрясали город, это очень неприятно для жизнедеятельности любой администрации. Я очень жёстко поставил вопрос. Усилил комитет земельных и имущественных отношений. И сейчас ко мне очень редко приносят постановления на подпись, потому что их блокируют на этажах. То есть работа поставлена. Потому что я дорожу своей подписью.

– В Избербаше проводится много спортивных, культурных мероприятий…

– По количеству спортивных площадок на душу населения мы на одном из первых мест в Дагестане. Горжусь тем, что построил доступный для горожан теннисный корт в центре города. Я сам очень люблю теннис и вообще спорт. Считаю, что люди, занимающиеся спортом, принесут больше пользы обществу.

– Есть море, прекрасные пляжи, инфраструктура, энергичный руководитель, готовый принимать решения и брать на себя ответственность. Есть всё для того, чтобы Избербаш стал городом-курортом. Город-курорт – это реальная перспектива или просто разговор на уровне мечтаний? И каким должен быть бюджет города, чтобы это претворить в жизнь?

– Я давно говорю, что Избербаш является почти курортом на сегодня. Потому что он привлекателен для людей, желающих поправить своё здоровье. Термальный источник уникальный – знаменитая «Горячка». Лучшее побережье, общепризнанное в Дагестане. В этом году планируем завершить очистные сооружения. Нам практически удалось ликвидировать возгорание мусорной свалки. Мы хотим из одной категории в другую перевести мусорную свалку, чтобы это место стало полигоном, там другие условия. Стабилизировалось водоснабжение благодаря правильному подходу.

Мы ищем возможности для увеличения налоговых показателей. Все муниципалитеты имеют эту проблему. Мы, работающие избербашцы, сегодня даём государству больше, чем получаем. Если даём 750 миллионов государству, то получаем 550. Но у нас есть незащищённая часть населения – пенсионеры, их в городе 12 000, и они получают от государства более миллиарда рублей.

Нам нужен бездефицитный бюджет, конечно. К сожалению, некоторые обыватели не понимают ситуацию, несмотря на то что мы их информируем. Они критикуют, и некоторые СМИ их поддерживают, что в каком-то конце города нет светофорного узла, где-то не хватает мусорных контейнеров и так далее. Есть масса трудностей, и сегодня выполнять свои обязанности в полном объёме мы не можем из-за ограниченности в средствах и других проблем.

– У нас есть ДГТУ, есть архитектурный факультет. Если провести конкурс среди студентов на интересный проект, найти под него инвестора. В наших городах кроме того, что дали природа и история, мы не создаём чего-то интересного. СМИ с радостью освещали бы это событие.

Второе: есть масса форумов, которые можно проводить на своей территории. Что-нибудь молодёжное можно провести, форум предпринимателей, например. Тоже очень хороший информационный повод, чтобы говорили о городе.


– Могу похвастать тем, что всё это мы делаем. Сегодня имеем Дворец культуры на 650 посадочных мест. Произвели там ремонт несколько лет назад. Я практикую встречи с предпринимателями, молодёжью.

Что касается архитектурного подхода, вы правильно говорите: архитектура в Дагестане хромает. Избербашу не везло на архитекторов. Если бы у нас было столько рабочих мест, как в других российских городах, мы были бы строже к тем архитектурным недостаткам. Но, учитывая экономическую ситуацию, незанятость населения, мы иногда закрываем глаза на некоторые недостатки, которые видны нашим многочисленным гостям.
Автор:
Г. Градов
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будьте первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar